РАДИОНОВА Галина Владимировна (г. Гомель, Республика Беларусь)

Галина РАДИОНОВА (г. Гомель, Республика Беларусь)   

Номинация «МАЛАЯ ПРОЗА»                          

Подноминация «О жизни и любви» 

ПРОШЛОЕ СЛЕДОМ

Рассказ

( сокращённый вариант)

       

        Деда Петра знали почти все жители посёлка, где он проживал уже многие годы.
        Высокий сутулый старик в любое время года был одет в стёганую телогрейку и валенки, на которые были натянуты потёртые калоши. При нём всегда была самодельная клюка, что служила ему опорой при возникающей одышке или затяжном тяжёлом приступе кашля.
         Если кто-то из жителей посёлка встречался с ним, старался отвернуться. Когда он проходил мимо группы людей, они, как правило, замолкали.
        Обсуждали то, что приехавшему на посёлок новому человеку быстро была предоставлена первая, освободившаяся от жильцов, однокомнатная квартира. И возникало ощущение, что его кто-то опекал свыше– из властей.
         Жил он один. Казалось, что он боится и сторонится людей. А потому принимали его за странного человека…
        Однако «земля слухом полнится», и эти слухи поползли. Кто-то что-то сказал, и прилепилась к нему кличка – полицай. Сначала казалось, что он не обращал внимания на то, только усмехался. Когда обзывания  в его сторону понеслись всё чаще, а он сам становился всё старше, в его поведении стала проявляться не то обида, не то непримиримость.
        Соседи из квартиры напротив  называли его по отчеству– Ефремыч.
        Был Ефремыч, как сосед, спокойным, не лез ни в какие чужие дела и сам себя ни в какие хлопоты не втягивал.
        Иногда ему приходили письма с официальными адресами.. И обратили соседи внимание на то, что письма приходили, как правило, в канун больших праздников.
        Тогда он снимал свою телогрейку и валенки, надевал костюм и ботинки и на автобусе  уезжал в районный центр. Толковали бабы, предполагая, что всё ещё разбираются в районе с его полицейским прошлым.
        Жил Пётр Ефремович Шаройко один уже много лет. Ему самому казалось, что он привык к такому обстоятельству своей жизни, и считал, что принятое когда-то решение уехать от семьи, было правильным.  Тогда-то он и приехал в посёлок.
        История его одиночества началась с того, что он заболел.
        Участковый врач выявил пневмонию и направил на госпитализацию.       Однажды после процедуры везла его санитарка на каталке в палату. Но тут к каталке подскочила пожилая женщина, вцепилась в него и стала кричать, что он – полицай, что она узнала его.
        Её с трудом  оттащили, дали валерьянки и отвели в ординаторскую. Туда же через некоторое время пригласили из палаты Петра Ефремовича. Когда он вошёл, там уже были главный врач и быстро прибывший милиционер.
        Милиционер попросил Петра Ефремовича принести документы. Удостоверение участника войны он положил себе в папку.
        Сбиваясь, нервничая, переходя в плач, женщина начала рассказывать о пережитых годах войны.
        Она была ещё девочкой, когда началась война.
        Немцы быстро вошли в деревню и предупреждали, что в случае нахождения в чьём-то доме партизан, все будут расстреляны.
        Однажды в дом этой сельчанки пришли немцы вместе с полицаями и стали требовать выдать того, кто помогал партизанам.  Этот человек, как она теперь утверждала, тогда ещё молодой, был вместе с немцами. И он просто наблюдал за расправой над матерью. А когда её убили, подошёл и, сняв с неё валенки, унёс с собой. Теперь она узнала его.
        Милиционер обратился к Петру Ефремовичу с вопросом, был ли он в той деревне во время войны и служил ли немцам. И тот  ответил, что действительно был по заданию командования партизанского объединения.
         История с опознанием в нём полицая, участвующего в расстрелах  деревенских жителей немцами, мигом разнеслась по отделению, и  больные потянулись посмотреть на такого человека.
        Обсудив сложившуюся ситуацию, решили, что его  переведут для дальнейшего лечения в одну из больниц подальше от города.
         Пришлось Петру Ефремовичу объяснять жене  причину перевода его в другую больницу. Никогда раньше он не считал нужным рассказывать супруге о некоторых моментах  пребывания в партизанах.
        Реакция жены на происшедшее была для Петра Ефремовича непредсказуемой.  Её слёзы, бесконечное «почему», брошенное «предатель» поставили точку в их семейном союзе.
 … Так случилось, что весной  в канун начала войны призвали Петра Шаройко на службу в армию, а уже через пару месяцев воевала Советская армия  с наступающими войсками вермахта.
        После кровопролитных боёв вместе с отступающими частями армии, как и многие солдаты, оторванные от своих, Пётр отстал от своей части  и старался пробираться к своим.
         В одну из встреч с попавшийся на пути дедом узнал, что где-то в лесах уже организован партизанский отряд.
        Сутки понадобились для  пути,  чтобы  услышать окрик: «Кто идёт?»    Его окружили мужики с ружьями и автоматами и повели в штаб..   Расспросив, командир спросил, согласен ли остаться в отряде или отправить в свою часть.
       Уже больше года воевал он вместе с партизанами,  когда его вызвали к командиру отряда для личного разговора.       

        – Дело вот какое. В райцентре Дуброво расположился немецкий штаб. Нам нужен человек. который  может собирать для нас сведения о движении техники, о продвижении войск. Надо стать полицейским, чтобы всегда быть рядом с немцами. Ты написал в анкете, что учил немецкий язык. Знаешь ведь? – командир  вопросительно посмотрел на Петра.

       – Да как я могу быть рядом с этим зверьём? – возмутился Пётр. – Как я смогу смотреть в глаза людям. Если при мне будут насильничать, убивать, жечь… Как, как?..– Он уже почти кричал.
        – Петя, ты принимал присягу, клятву нашего отряда. Клятву партизана…  План твоего внедрения в отряд полицаев отработан. Всегда будем обеспечивать твою секретность. Ну так что, сынок? Надо воевать  за победу…
        –  Слушаюсь, товарищ командир! Разрешите выполнять! – ничего больше не сказав, Пётр отдал честь и вышел.
        Уже через неделю Пётр ходил по Дуброво в повязке полицая. И всё время смотрел и слушал, собирая нужные сведения и передавая их связному..
       После каждой очередной операции эсесовцев, когда они заставляли местных полицейских расстреливать своих же сельчан, он почти не спал. Ему  хотелось,  чтобы сердце его разорвалось, чтоб он больше не видел ни людского горя, ни жестокости фашистов..
        Однажды в деревенской хате  немцы стали допрашивать хозяйку о партизанах, но женщина отвечала, что у неё много детей, а потому она не была связана  ни с кем из партизан.
        Один из немцев, посмотрев на ещё не старую женщину, подошёл к ней близко и сказал:
        – Раз много детей, ещё один не помешает, – и потянул её за занавеску.
        Стоящие в хате  фашисты хохотали. Потом тот немец, что издевался над хозяйкой, выволок её за волосы к сеням и на глазах всех выстрелил в неё. Женщина дёрнулась и затихла.
        Петру было не по себе. Но время от времени ему  приходилось какими-то поступками доказывать новым хозяевам свою преданность. И вот, в тот момент, его взгляд упал на валенки убитой. Он помнил просьбу партизан, чтобы при любой возможности добывать тёплую обувь. А теперь перед ним лежала убитая женщина в валенках, которые ей больше не нужны. Позже эти валенки он со связным передал в отряд.
        Терпеть самочинства и жестокость немцев Петру было всё труднее.
        В одну из карательных операций на отдалённый хутор, где жила семья старого инвалида, он зверства нацистов не выдержал.
       Немцы выгнали из хаты на двор  всю семью: самого хозяина – инвалида, его жену и двоих  детей-подростков. Тогда на глазах у родителей расстреляли сначала детей, а потом расстреляли и родителей. Потом тела убитых подвинули ближе к стенам дома и подожгли . Со смехом обсуждая ими содеянное, направились к мотоциклам. Пока они рассаживались, Пётр, воспользовался моментом отсутствия  их внимания, схватил автомат, оставленный мотоциклистом на сидении, и очередью уложил всех на месте.
      Когда убитые фашисты были обнаружены и за Петром бросились в погоню, он  ушел уже достаточно далеко.
    …Когда он вошёл в штабную землянку и, отдав честь, доложил о  прибытии, командир, с удивлением переспросил:
        – Кто ты?
        Пётр повторил ещё раз.
        Командир смотрел на него и молчал. Перед ним стоял  седой и измождённый мужчина.
        – Больше не могу, – шепотом прохрипел Петр. – Делайте со мной, что хотите… Больше не могу, – и он затрясся в рыданиях.                                        … После госпиталя Пётр вернулся в отряд и воевал до окончания войны.
        За участие в партизанском движении и  за освобождение Белоруссии Пётр Ефремович Шаройко был награждён  правительственными орденами и медалями.
          После окончания войны Пётр  вернулся в свою деревню. Стал расспрашивать возвращающихся  к мирной жизни бывших соседей о своих родителях, о сёстрах.
        Узнал, что отец  тоже воевал в партизанском отряде и погиб. Двух сестёр немцы угнали в Германию. Начал Пётр искать сестёр и мать, но так и не нашёл.
       Часто ездил в районный военкомат, оформлял документы участника Великой Отечественной войны.
        Как- то раз при очередной поездке в автобусе, сидящая напротив пассажирка, показывая на него,закричала:
       – Это полицай! Я узнала его. Он ходил с немцами и убивал людей!
        Водитель остановил автобус, а мужики вытащили его на дорогу и стали бить. Подоспевший милиционер увёз в милицию. Разобравшись в ситуацией, его на милицейской машине  отвезли домой.
        Пётр был вынужден обратиться к властям района за помощью  переехать в город, где его никто не знал. .
        Снова  пришлось привыкать  к новому месту жительства, к новой работе и новым людям.
        В один из юбилейных дат Дня Победы в Великой Отечественной войне Петра Ефремовича пригласили на торжественное собрание в Дом культуры завода. Дед надел свой единственный костюм и прикрепил на пиджак все заслуженные награды.
       Шёл по улице, высоко подняв голову, с гордостью неся на груди свои ордена и медали.
       Но проходя мимо стайки подростков, услышал, как кто-то из них бросил вдогонку: «А полицай-то как вырядился!»
       Прошлое шло следом.

                ***
        Историю  участия Петра Ефремовича Шаройко  в Великой Отечественной войне  я услышала от самого её героя. Прошло  много лет с того времени, как я узнала трагическую историю  жизни человека, судьбу которого поломала война.  Она оставалась в нём до конца.

Имя, отчество и фамилию героя своего рассказа я изменила, чтобы никто никогда своими сомнениями не потревожил его память. Сколько ещё есть в истории той войны безымянных героев?!
 

Категория: МАЛАЯ ПРОЗА | Добавил: sprkrim (29.04.2022)
Просмотров: 81
Всего комментариев: 0
avatar