СТЕЦЕНКО Галина Георгиевна (г. Москва, Россия)

Галина СТЕЦЕНКО (г. Москва, Россия)

Номинация «Малая проза»

Подноминация «О жизни и любви»

Досточки расписные

От автобусной остановки Антон еле плёлся, будто на нём стопудовые ботинки, а в рюкзаке не конспекты лекций бетонные плиты. Долговязый, согнулся, как старый дед, нахлобучил капюшон куртки, чтобы никого и ничего не видеть. А что увидишь? Чёрная длинная лента тротуара до самого дома, а по ней люди снуют, одинаково чужие. Ветки старых деревьев переплелись решёткой. У тротуара за раскладным столом инвалид-колясочник свои поделки выставил напоказ.

До дома рукой подать. Но Антон не торопился мать опять пристанет с вопросами об учёбе, и начнутся нравоучения.

В квартире запах котлет. На дверной хлопок из кухни выглянула мать, невысокого роста, в домашнем платье, каштановые волосы туго связаны в хвост.

Как зачёты?

Антон вяло разделся, вытащил из рюкзака две банки пива.

Я так и знал, что с этого начнёшь. Ещё скажи, надо учить-учить и сессию хорошо сдать… прошёл на кухню и поставил пиво на стол.

Да, надо!

Хочется бросить учебу... сын подсел к столу.

Мать в замешательстве села напротив. Ловила его блуждающий взгляд.

Бросить? сказала взволнованно. Что за настроение у тебя?

Обычное.

Она с грустью вздохнула:

С самого детства ты всё бросал. Куда мы с отцом тебя только не водили! Сколько сил прикладывали! Музыка нудно, плавать — трудно, книги читать — скучно… Вырос, и теперь ничего не надо. Ты в яме... Как тебя из неё вытащить?

Не знаю…

И я голову ломаю. Может, тебе Кирилл поможет?

Патриарх всея Руси, что ли? сын рассмеялся.

Думаю, он тоже помогает многим. Но я имею в виду Кирилла, инвалида из нашего двора, у которого я разделочные доски покупаю. Ты присмотрись к нему, расспроси, как он справляется в этой жизни. Вы почти ровесники, ненамного он старше тебя.

Хм-м. Придумала! сын глянул на неё с усмешкой. Отодвинул банку пива. Потом выпью, резко встал и вышел.

 

Снег опускался редкими хлопьями. Антон, выйдя из автобуса, вспомнил совет матери присмотреться к Кириллу, и глаза сразу сфокусировались на нём. В тусклом свете фонаря, если не заметить инвалидной коляски, кажется, что за столом широкоплечий лилипут, в тёмных шапке и куртке, обсыпанных белым пухом. Без перчаток, он огромными, как лопаты, руками сметал снег с прозрачной клеёнки, укрывающей товар. Не лежится ему на диване у телевизора!

Мимо проходили люди, и продавец охотно показывал:

Вот, смотрите… Досточки расписные! Городецкая, хохломская… Краска не смоется! Гарантирую! В хозяйстве пригодятся… Неплохо иметь дома частичку России!

У прилавка остановилась пожилая женщина, посмотрела, но не решилась на покупку. Кирилл задумчиво посмотрел ей вслед, потом в небо. Раскрыл ладонь и с умилением принимал на неё снежинки.

«Хм-м, ледяных мотыльков ловит и радуется… Антон прошёл, не останавливаясь. — Что в нём такого, к чему присмотреться?»

 

Каждый раз, минуя его, Антон поворачивал голову в его сторону.

К столу Кирилла приблизились молодая женщина в дублёнке и девочка лет четырёх в пуховике и розовой шапке. Антон решил понаблюдать за продавцом, остановился. Девочка наклонилась, обеими руками зачерпнула снег с бугра и бросила ком Кириллу в лицо.

Соня, дочка, нельзя в дядю! женщина рассерженно дёрнула её за руку.

Девочка виновато покосилась. Кирилл сыграл: двинул чёрными усами, встрепенулся, как сделал бы кот, если б ему в мордочку брызнули водой.

Девочка звонко засмеялась и отряхнула снег с варежек. А он добродушно прошептал её маме:

Прошу вас, не сердитесь на неё! Это ребёнок…

И широко развёл рукой, предлагая:

Выбирайте, что вам больше нравится? Клубничка, рябинка? Или птицы, кони? Птица по форме напоминает каплю. А крылья в виде двух изогнутых линий…

Потом оленя показал, а над ним солнце в виде цветка. Женщина скользила взглядом по доскам.

Соня подошла поближе к столу и ткнула варежкой в хохлому:

А где вы взяли золотую краску?

Кирилл широко улыбнулся:

Ко мне прилетала Жар-птица, я её угостил. Тогда она взмахнула крылом и осыпала доски золотыми перьями…

Антон не стал дожидаться, чем завершится торг, побрёл домой. В кухне на столе заметил новую доску. Покрутил её в руке.

— Мам, опять купила…

Да. Подруге в подарок. Смотри, какая красота! Да и инвалида хочется поддержать. Вот выйду на пенсию и буду учиться рисовать...

Ну-ну, учись… А что с Кириллом стало?.. сын замялся. — Где он потерял ногу?

Говорят, в аварию попал… В толпе люди кажутся одинаковыми, а стоит отделиться у каждого своя тропка и нелёгкая ноша…

 

Кирилл много курил. Но когда приближался покупатель, отправлял сигарету в металлическую пепельницу и с удовольствием показывал товар. Антон смотрел то на доски, то на приветливое лицо продавца: «Странно, он не выглядит несчастным…»

Антон молча перекладывал доски с красными узорами на золотом и чёрном.

Покупать будете? без надежды спросил продавец, понимая, что парень занят не выбором товара, а своими мыслями.

Антон не ответил и пошёл прочь.

 

Предновогодняя оттепель развезла на дорогах слякоть. Снег, не успев приземлиться, оборачивался дождём. Антон брёл по тротуару вдоль шоссе без зонта и основательно вымок. Мимо бежали переполненные автобусы и маршрутки, светя фарами через мокрую снежно-дождевую штору. Шум колёс и воды сливались в противный гул.

Продавец сидел под большим зонтом.

Антон подошёл к нему:

Дай закурить.

Кирилл достал из кармана куртки пачку сигарет и зажигалку. Студент присел на корточки рядом, закурил.

Отвратительно всё…

Это временно, Кирилл поставил на край стола пепельницу и тоже закурил.

Погода ужасная…

Нашёл, о чём тужить. Переменится!

Ещё учёба эта… Хвостов нахватал… Друганы сбросятся преподу оценки в зачётке. А мои предки не финансируют, хотят, чтоб учил... Угораздило меня родиться в этой семье. Мать воспиталка в детском саду, считает, что меня надо с пелёнок и до пенсии воспитывать и всему подряд учить. Отец хоть небольшой начальничек на заводе, а приказывать любит. Сначала меня на музыку отдали и мучили, пока я не захлопнул крышку фортепиано и не закричал: «Всё! Лучше на бокс пойду!» Повели туда. Ну какой из меня боксёр? Я хрупкий, а в спорте упахаешься... Теперь затолкали в университет и регулярно донимают вопросами: «Как учёба? Учись!»

Учись. И радуйся не у всех есть такая возможность. Может, трудновато учиться, но преодолимо. У меня из-за травмы не получилось поступить. Годы потерял, но сейчас определённо настроен учиться, заочно или дистанционно.

А как же ты… Ну да, заочно, дистанционно… на лекции ездить не надо, — Антон втянул и выпустил сигаретный дым. С Ксюхой, девушкой моей, поссорились... Теперь в Новый год врозь.

Это грустно, сочувственно кивал Кирилл. Меня бросила моя школьная любовь. Зачем я ей такой? Поначалу в больницу бегала, переживала… Да я не обижаюсь. Понимаю, что нога не вырастет. Я и сам думал из-за этого расстаться с ней, сказать, что разлюбил. Ты другое дело. Успокойся и помирись. Наладится…

Всё у тебя — «преодолимо», «наладится».

Многое зависит от воли.

А что с тобой произошло тогда? Антон робко глянул на культю, продолженную пустой штаниной.

Автомобильная авария, и в результате палка вместо ноги... А отец мой погиб тогда…

Жаль… Как же ты теперь справляешься? Кто помогает?

Справляюсь как могу. Спасибо, мама помогает. А тогда жить не хотелось, когда осознал и сравнил, что имею и чего лишился... Не мог делать самого привычного, того, что даже за труд не считается: ни одеться, ни помыться. Ни тем более побегать с мячом, как раньше, в корзинку покидать. А я в десятом классе… Учителя на дом приходили, доучивали… Не видел своего будущего. У ровесников жизнь бурлит, любовь-морковь… Сел в инвалидную коляску, поехал в парк, метался по дорожкам, как раненый зверь, и плакал… Потом замкнулся. В квартире сидел, чтоб жалость не вызывать к себе. Трудно было вывести себя из этого настроения…

А потом?

Друг меня расшевелил. Отвёз в спортзал, где колясочники занимаются. Оказалось, я не один такой. Стал с ними в баскетбол играть. Одновременно начал через интернет учиться досточки расписывать, я же в детстве занимался рисованием и выжигал по дереву. Теперь радую себя и других. Продаю, если удастся... он заёрзал в коляске. Иногда вижу себя во сне прыгающим, бегающим это такой блаженный сон! Хочется, чтобы он не кончался!

В глазах Антона все его проблемы на фоне трудностей Кирилла сжались в точку.

Счастье каждый видит и чувствует по-своему. Смотри, досточка, Кирилл показал доску нерасписанной стороной, — на первый взгляд невзрачная. А какой она стала! повернул другой стороной. Так и в жизни. Замечай краски и сам разукрашивай…

Ладно, пока, Антон резко ткнул сигарету в снег, бросил окурок в пепельницу.

Подожди, я тебе досточку подарю.

Спасибо, не надо… Антон пошагал домой.

Ночной сон держал Антона в напряжении. Снился Кирилл. Он пытался вытащить его из ямы, подавая костыль. Антон тянулся, хватал, но костыль выскальзывал из рук, и он снова и снова повторял попытку...

Утром, выйдя из подъезда, Антон увидел впереди себя Кирилла: с голым торсом на костылях он спешил по расчищенному от снега тротуару. У Антона по коже побежали мурашки. Никогда бы он в мороз не рискнул выйти полуобнажённым! Антон припомнил, что и раньше Кирилл мелькал во дворе в таком виде, но тогда его взгляд не задерживался на нём. А сейчас Кирилл находился в двух метрах от него, и Антон следил за каждым его движением. Костыли одновременно быстро шагали вперёд. Тело между ними двигалось чётко и размеренно, как маятник на часах. Казалось, нога, едва коснувшись земли, отталкивалась каждую секунду. Мышцы спины и плеч напрягались. Антон ощущал, будто это он сам так напрягается и стремительно движется вперёд, стало жарко. Он расстегнул молнию пуховика...

На лекциях его морил сон. Но едва смыкались веки, появлялась картина, увиденная утром во дворе: голый мускулистый торс Кирилла в движении. Антон не мог до конца расслабиться и привычно подремать.

 

Мороз крепчал. Ветер обжигал щёки. Кирилл, привыкший обходиться без перчаток, быстро растирал голые руки. На усах поселился иней, нос покраснел.

Холодно? Держи, Антон снял шерстяные перчатки и протянул ему.

Не, не возьму. А как же ты? Мне не привыкать! Сижу без движения, поэтому руки-ноги мёрзнут, то есть нога, Кирилл поправил себя и улыбнулся.

Возьми! У меня дом рядом, а там другие есть.

Ну спасибо. Я недавно потерял свои. В небольшой морозец они не нужны...

На днях я тебя утром голым видел.

А-а-а… Зарядка. Пробежка на трёх ногах, сказал он с улыбкой. Мышечный корсет наращиваю, чтоб позвоночник держал, чтоб не ссутулиться раньше времени. На костылях я лошадь обгоню, а на протезе труднее…

Антон выпрямил свою сгорбленную спину.

А ты через интернет доски продавал?

Нет. Не знаю, где их там продавать.

Антон оживился, речь его полилась бодро и уверенно.

Я сделаю тебе магазин в интернете. Ты будешь там продавать доски. И сможешь давать уроки по росписи. Думаю, откликнутся покупатели и ученики. Я уже поговорил с ребятами, они меня подучат, а я тебя. Продай мне эту доску! показал, не выбирая, быстро сунул её под мышку, оставил купюру и удалился.

Снег хрустел под ногами. Антон не прятал рук в карманы, он чувствовал подступившее изнутри тепло.

Придя домой, вручил доску маме.

Что это? удивилась она, помня, что сын неодобрительно относился к таким покупкам.

Он чмокнул её в щёку.

Я за комп… скрылся за дверью своей комнаты.

Через пару дней Антон попросил Кирилла сфотографировать все доски. А после их фото и текст рекламы разместил в интернете...

Вскоре Антон переехал с семьёй на другое место жительства и с Кириллом не виделся три года, лишь изредка они перебрасывались сообщениями.

 

В летнем парке играла музыка. На тенистой аллее Антон неожиданно наткнулся на Кирилла. Пожали друг другу руки.

Гуляешь? Кирилл, опираясь на клюшку, улыбался.

Встречаю Ксюшу. Сессию спихнули, решили развеяться.

А мои вон… он кивнул в сторону сувенирного лотка. Соня попросила шарики купить.

Твои? Ты что, женился?

Живём вместе. Соня нас соединила. Сначала досточки разглядывала и восхищалась, потом попросила научить её рисовать Жар-птицу. Теперь всей семьёй учимся досточки расписывать…
 

Категория: МАЛАЯ ПРОЗА | Добавил: sprkrim (29.04.2022)
Просмотров: 93
Всего комментариев: 0
avatar