СЫТНИК Вера Владимировна (г. Ессентуки, Россия) "ЮМОР" и "ДЛЯ ДЕТЕЙ И ЮНОШЕСТВА"

Вера СЫТНИК (г. Ессентуки, Россия)

Номинация «Малая проза»

Подноминация «Для детей и юношества»

Колодец Деда мороза

 

На далёком севере, там, куда не летают самолёты и не ходят поезда, в избушке живёт Дед Мороз. Избушка построена из ледяных кирпичиков и украшена фигурками зверей и птиц. Можно ударить по её крыльцу ледяным молоточком и раздастся хрустальный звон, на который слетятся снежинки. Дед Мороз так делает, когда хочет устроить снегопад. Избушка имеет второй этаж, где находится космическая обсерватория. Здесь Дед Мороз наблюдает за небом: звёзды подсказывают о ходе времени и о приближении Нового года.

По утрам Дед Мороз готовит себе кашу из снежных хлопьев, на обед ест густой иней. А по вечерам, закусив ледяными крошками, принимается за почту, которую ему приносят пингвины. Конверты идут со всех концов земли! После того, как прочитает письмо, Дед Мороз делает пометки на ледяной доске, служившей ему вместо записной книжки. Как и дети, он с нетерпением ждёт приближения Нового года, поэтому тщательно записывает все просьбы, чтобы в нужный час приступить к раздаче подарков.

Нынче пингвины приносят по несколько сотен конвертов в день! Приходится разбирать и ночью. Но Дед Мороз радуется: если дети пишут письма, значит, верят в чудеса. Правда, вот незадача… На улице с каждым днём становится теплее. Вот и снежинки тают прямо в полёте. А недавно он увидел, обходя окрестности, что белая гора, в которой живут медведица и медвежата, подтаяла и почернела у подножия.

Дед Мороз разволновался и побежал в угол заснеженного двора, чтобы проверить, не растаял ли волшебный колодец? Над колодцем возвышается прозрачный шатёр с остроконечной верхушкой. Шатёр соткан из множества снежинок и напоминает дворец. Да это и был дворец, в котором хранились желания детей и взрослых! Дед Мороз приподнял крышку и увидел, что всё на месте. Игрушки, книги, всевозможные сладости, волшебные палочки, жар-птицы, дельфины, пароходы и многое другое ждало своего часа. Если бы не капли воды, стекавшие с крышки колодца! Они внушали опасения.

— Вот оно что! — догадался Дед Мороз. — Всеобщее потепление! Недалеко до экологической катастрофы! Так дело пойдёт, к Новому году всё растает, и колодец будет затоплен! А как же Новый год, желания? Что делать?

Вечером он быстрым шагом поднялся в обсерваторию, приник к телескопу и что-то прошептал. Звёзды услышали его. Они быстро-быстро закружились, завертелись и через несколько секунд на чёрном небосводе засветилась пульсирующая надпись: «SOS! Ледники тают! Колодец Деда Мороза под угрозой! Остановите потепление!»

 — Вот, теперь буду ждать, — вздохнул Дед Мороз и пошёл разбирать почту.

На следующий день пингвины, как обычно, принесли много писем. И было среди них одно, с пометкой «срочно». Послание растрогало Деда Мороза до слёз, которые скатились по щекам и упали в снег, превратившись в льдинки. Он впервые получил письмо безо всякой просьбы. На тетрадном листке было написано: «Дед Мороз, держись! Мы вчера прочитали на небе твоё послание, сфотографировали и уже разослали фотографии по всему миру. Ведь не все смотрят вверх. Может, кто не видел твои слова? Мы попросим все страны, чтобы заводы пыхтели поменьше». И подпись: «Николай Петухов и Татьяна Колесникова из 5-го «Б»»

— Ну, Коля Петухов и Таня Колесникова, ну, порадовали меня! — погладил бороду Дед Мороз и обратился к пингвинам: — Это и вас касается. Где будете плавать, если море потеплеет? Что будете делать, если снег растает?

Увидев, как всполошились пингвины, как испугались и стали переступать с лапы на лапу и взмахивать крылышками, добавил:

— Успокойтесь! Ребята из 5-го «Б» не допустят катастрофы.

Он вслух перечитал письмо. Пингвины перестали махать крылышками и побежали за новыми письмами, а Дед Мороз вернулся к ледяной доске и записал: «Подарить Петухову и Колесниковой по телескопу»».

Через несколько дней пришло следующее письмо. Ребята писали: «Начальники заводов согласились на месяц убавить выбросы в атмосферу. За это время учёные изучат обстановку и примут меры. Ты, Дед Мороз, не волнуйся. Когда мы вырастим, придумаем что-нибудь понадёжнее. Мы решили стать экологами и прекратить потепление».

Приостановка выбросов в атмосферу было очень кстати, потому что с каждым днём колодец таял всё сильнее. На нём повисли сосульки. И в тот день, когда, казалось, крышка вот-вот превратится в лужу, на улице снова похолодало. Дед Мороз заметил, что снежинки перестали таять, а подножие горы, в которой жили белые медведи, вновь побелело и замёрзло. Ура, колодец был спасён! Заводы умерили свой пыл. До Нового года оставалось совсем немного.

Как-то, отворив ледяную дверь, ведущую в обсерваторию, Дед Мороз шагнул вперёд и припал к телескопу — нет ли чего необычного? Оглядел космические просторы, которые сверкали как фантастическая гирлянда, и остановился взглядом на созвездии Большая Медведица. Увидев, как та махнула хвостом, блеснув самой яркой звездой, Дед Мороз воскликнул:

— Сейчас начнётся звёздный фейерверк! Это значит, что времени до Нового года не осталось.

Оторвавшись от телескопа, побежал к заветному колодцу, раздвинул снежный шатёр и хотел поднять ледяную крышку, но не смог. За время потепления крышка срослась с колодцем.

— Что за напасть? Если не успею до фейерверка поднять крышку, — выдохнул Дед Мороз, — все чудеса превратятся в ледышки! Что тогда дарить детям?

С этими словами он принялся ходить вокруг колодца, пытаясь нащупать, за что зацепиться. Но под руками всё было ровно — ни малейшей щелочки! Дед Мороз загрустил. Вспотев от переживаний, распахнув шубу, он уселся на ледяной пенёк посредине двора.

Его окружили пингвины.

— Эх! — сокрушённо покачал головой Дед Мороз. — Не могу достать подарки, заклинило крышку. Бился, я бился, желая открыть, да только уморился.

— Моя мама учила никогда не опускать крылья, выход найдётся! — сказал старший пингвин. — Пойдём! — позвал он всех и заковылял в угол двора.

Приблизившись к колодцу, который сверкал в лунном свете будто драгоценный камень, пингвины по примеру старшего клювами процарапали длинную глубокую полоску под его крышкой.

— Открывай!

Дед Мороз дёрнул за ручку. Крышка заскрипела и поддалась — колодец открылся! Из него в ночной воздух хлынул свет. Всё вокруг заискрилось, засияло, заиграло. Запахло праздником! Дед Мороз взял ковш с длинной ручкой, зачерпнул с его помощью разноцветных леденцов из глубины колодца и пересыпал в пустые сумки своих помощников-почтальонов.

— Спасибо! — ответил за всех старший, дал знак, и пингвины тронулись в путь, по домам.

А в небе веселились звёзды. Внезапно они сгрудились в кучу и затем фейерверком рассыпались в стороны. Новый год наступил! Дед Мороз легонько постучал по крышке колодца ледяным молоточком. Нежную мелодию подхватил набежавший ветер и унёс далеко-далеко! Звуки поплыли над безмолвной снежной равниной, покружились и разлетелись над всей Землёй, чтобы предупредить людей о наступлении Нового года.

Дед Мороз наполнил несколько мешков чудесами, не забыл прихватить телескопы для Коли Петухова и Тани Колесниковой, закрыл колодец крышкой – до следующего года! — сложил мешки на ковёр-самолёт, уселся сам и громко крикнул:

— Вперёд! Дарить людям чудеса!

 

Подноминация «Юмор»

 

Фарфоровая мечта

 

«Теперь моя жизнь потечёт, как по маслу!» —  подумал человек, выходя из магазина с новым унитазом на плече. Не замечая прохожих, гордо зашагал по улице, углублённый в мысли о предстоящих хлопотах. «Поставлю на самое видное место, —  размышлял он, —  по очень простой логике, видное —  оно же и самое удобное. Вместо стола. А его в туалетную комнату перенесу, обрежу по краям, как раз втиснется между стенками».

Идёт, довольный, улыбается сам себе. Через лужи перескакивает, подмигивает кому-то, посвистывает от удовольствия.

Шёл, шёл, не заметил, как в пустыне оказался. Очнулся от грёз, когда мимо стадо слонов промчалось, обдав его песком с ног до головы.

— Фу, ты! Гадость какая! – воскликнул человек, — ставя унитаз на верхушку бархана, ладонью вытирая его гладкую белую поверхность. – Разве можно так с новой вещью обращаться? И почему слоны бегают, как газели?

Оглянулся. Неподалёку рос кактус, выше его ростом, из-за которого торчал чей-то хвост. «Спрошу, может, знает дорогу назад». – подумал и дёрнул кого-то за хвост.

— Па-а-азвольте! – закричал страус, ударив человека правой ногой. – Как это понимать?

Упав от неожиданности, счастливчик схватился за унитаз. «Ни за что не отдам, если отбирать вздумает!» — пронеслось в голове, и он торжественно заявил:

— Моё.

В ответ на это страус плюнул, презрительно, в песок и убежал вглубь пустыни. «Отделался испугом!» — с облегчением вздохнул человек. Взвалил унитаз на плечо и дальше двинулся, искать дорогу домой. Идёт, озабоченный, хмурится, сердится сам на себя, что по сторонам не смотрел. Прыгает с бархана на бархан, щурит глаза от солнца, пыхтит от напряжения.

Шёл, шёл, не заметил, как ночь наступила. Очнулся, когда мимо два крокодила пробежали, друг за другом, щёлкнув хвостами по унитазу.

— Какая мерзость! – возмутился человек. Поставил свою ношу на песок и старательно осмотрел со всех сторон. – Разве можно так с фарфором? И почему крокодилы бегают как бегемоты?

Оглянулся. Из темноты торчал чей-то хвост. «Спрошу, может, знает, где выход». – подумал и дёрнул, что есть силы за перья.

— Беспредел! – закричал знакомый ему страус, ударив наглеца левой ногой. – Чушь!

Опрокинувшись на спину, счастливчик едва удержал унитаз в руках. «Всё равно не отдам. –подумал в отчаянии. - Пусть хоть заклюёт до смерти!» На всякий случай напомнил, прижимая покупку к груди:

— Моё.

Страус, как и в первый раз, лишь презрительно плюнул и в темноту умчался. «Пронесло! Напугала моя решимость!» — догадался человек, устраивая унитаз на плече и продолжая свой путь. Идёт, встревоженный, гневается, ругается сам на себя, что дом проскочил. Ногами песок загребает, таращится в темноту, от песка отплевывается.

Шёл, шёл не заметил, как рассвет наступил. Очнулся, когда рядом стая сов пролетела, штук сто, и все царапнули фарфор когтями.

— Какая гнусность! – взбунтовался человек, останавливаясь и разглядывая унитаз. —  Разве можно так с мечтой? И почему совы днём летают?

Оглянулся. Над колодцем, неподалёку, торчал чей-то хвост. «Спрошу, может быть, знает, в какой стороне город». – подумал и дёрнул кого-то, кто наклонился к воде.

— Фр-р-р-р-! – затряс головой выпрямившийся страус. Переступил с ноги на ногу, словно припоминая, что уже пускал их в ход, и клюнул обидчика в лоб. Тот и свалился, ударившись об унитаз затылком. Очнулся от того, что кто-то брызгал в лицо водой. Глядит – девушка, невиданной красоты, присевшая на корточки. Уставилась на него изумлённо, ждёт, когда он в себя придёт. Глаза, как угли горят, румянец на смуглых щеках, алый рот приоткрыт.

— Мой унитаз… ты не видела его? – прошептал человек, вставая на четвереньки.

— Зачем он тебе? – спросила незнакомка.

— Для нужд.

— В пустыне-то?

— Я заблудился. Мне домой надо.

— А я подумала, что ты ко мне… — протянула разочарованно красавица. – До меня ещё никто не добирался.

Я бы рад, но у меня – унитаз. Установить нужно. Так мечтал. О фарфоре. Сама-то, что здесь делаешь?

— Страуса разговаривать учу. За зверями наблюдаю.

— Вон оно что! То-то, думаю, откуда страус по-нашему шпарит? Это, оказывается, ты его научила! А слоны, крокодилы, совы – они почему все такие странные?

— Ха-ха-ха! – рассмеялась девушка. – Я за ними наблюдаю, а они за мной. Как потеряют из виду, так начинают бегать по всей пустыни, позабыв про свои естественные привычки. Суматошные!

— За тобой можно бегать… и я бы вместе с ними. Но – унитаз!

— Брось! В песок закопай! И будем вместе страуса учить. Диалогу.

— Не могу. Мечта назад тянет.

— Жаль. – Огорчилась учительница. — Детей бы нарожали, таких, как ты – кудрявых, голубоглазых. Останься!

Она провела ладошкой по лбу человека, чем привела его в замешательство. «И правда, не остаться ли? – подумал. — Руки у неё, будто трава, нежные, а в глазах — огонь». Но, взглянув в сторону валявшегося неподалёку унитаза, проворно вскочил на ноги и торопливо спросил:

— Дорогу назад знаешь?

— Знаю. – Девушка тоже встала. — Пойдём.

Быстро пошла впереди него, так что человек едва поспевал, волоча за собой унитаз.

— Вот. Пожалуйста, выход.

И распахнула невесть откуда взявшуюся дверь, за которой виднелась знакомая ему улица.

— Может, и ты со мной? На десятый этаж? – с надеждой спросил он, разглядывая свою спасительницу, ставшую особенно красивой от охватившей её грусти.

— Не могу. — Покачала та головой. – У меня страус. Он ещё не научился разговаривать сложными предложениями.

— Брось его! Зачем он тебе! Что это за птица, которая не умеет летать? Вроде пингвина.

— Но ты ведь не можешь бросить сантехнику? Швырни на улицу, там это нужнее, чем здесь! А мы детей заведём. Станем жить как бедуины, двигаясь по пустыне, ничем не отягощённые.

— Невозможно! Я мечтал несколько лет. Понимаю, выглядит странно. Но это только со стороны, поверь! Кому какое дело, какая у кого мечта?

— Но это лишь унитаз!

— Пра-астите. Не забывай – фарфоровый унитаз! То есть, почти предмет искусства. Сто лет ждал, пока куплю квартиру, чтобы выразить протест обыденности. Ненавижу банальность.

— О, как я вас понимаю! – Воодушевилась собеседница. – Именно по этой причине я и уехала оттуда, - она кивнула головой в сторону улицы. И с жаром продолжила. – Надоело всё своей тусклостью! Захотелось узнать собственную сущность.

— И какова она? – с интересом спросил человек, одной ногой уже ступив за дверь.

— Она вроде того страуса, который не птица. Стремится быть нужной кому-то, да не знает, кому.

— Вы мне нужны! – воскликнул человек. – Не страусу же! Не чувствуете?

— Пожалуй, ему – нужнее, – упрямо сказала девушка, отступая от двери, – прощайте.

— Рад был встрече. Спасибо за выход! – крикнул человек и шагнул за дверь.

Стараясь не оглядывать и ни о чём не думать, чтобы снова не проскочить дом, добежал да знакомого подъезда, поднялся в квартиру и через полчаса унитаз стоял на самом видном месте – в центре гостиной. «Сбылось! – подумал человек. – Наперекор всем правилам! Теперь моя жизнь потечёт, как по маслу! С гармонией в душе. Прощай, внутренняя неудовлетворённость!» Но против ожидания почувствовал, как изменилось его настроение. Словно в нём, в настроении, что-то треснуло, расколов на две части, в первой из которых осталась черноокая девушка в коротеньких шортах и футболке, а во второй был он сам со своим фарфоровым унитазом, изрядно поцарапанным и потускневшим.

Вспомнив слова незнакомки о детях и о бедуинах, представил себе, как он обнимает девушку, целует её, а потом мчится вместе с ней на лошади, а рядом бежит страус, разговаривающий с ними, как равный. Кровь зашумела в его ушах. Сердце подпрыгнуло к горлу. Стало душно. «Неужто, она права и квартира мала для протеста? » - подумал человек. Схватил молоток, размахнулся и ударил со всей силы по унитазу. Сразу стало легче. Как будто воздухом свежим повеяло. «Вот оно! Вот он протест – купить унитаз, разбить его и уйти в пустыню!»

Бросив дверь открытой, человек кинулся на улицу. Пробежав несколько кварталов, думая лишь о том, как бы найти вход в пески, остановился в недоумении рядом со старым забором вокруг городского парка, не понимая, как вернуться в недалёкое прошлое. Он чувствовал, что находится в двух шагах от него, сердце так и заходилось от восторга, но как ни оглядывался, двери так и не нашёл. Тогда побежал в магазин и купил второй унитаз. Взгромоздил его на плечо и двинулся вдоль улицы, стараясь повторить старый маршрут. Он даже пытался вернуться и к старым мыслям, старался углубиться в недавнюю мечту, чтобы полностью вернуть то странное настроение, которое овладело им, когда он вышел в первый раз из магазина.

Он закрывал глаза, чтобы не видеть прохожих, пытался одной рукой зажать оба уха, чтобы не слышать дорожного шума, но всё было напрасно. Город стоял, словно каменный лес, и не собирался никуда пропадать. Человек дико оглянулся. «Не может такого быть, чтобы я не нашёл её!» - подумал он про девушку, хотя уже понимал, что сделал главную в своей жизни ошибку. Вышел через распахнутую перед ним дверь из восхитительного абсурда, по которому тосковала его душа, и вернулся к банальности.

Усталый и несчастный, он побрёл по городу. Брёл, брёл и не заметил, как прошло несколько лет. Не заметил, что превратился в бородатого, заросшего волосами человека, на которого все оглядывались и тихо шептались, провожая его восхищёнными, уважительными взглядами:

— Смотрите, смотрите, оригинал идёт. Представьте, в знак протеста против всего рутинного он разбил фарфоровый унитаз, свою мечту! Говорят, ему ничего не нужно из того, к чему мы все так привязаны. Была бы одна дорога под ногами, чтобы можно было идти и размышлять.

Слыша подобные разговоры, человек иногда останавливался и изрекал прописные истины, вроде того, что ходить нужно, не забывая смотреть по сторонам, чтобы не проскочить своё счастье. Или – что катаклизмы судьбы помогают познать свою сущность. И шёл дальше, всё так же, углублённый в собственные мысли, не обращая внимание на окружающих…


 

 

Категория: МАЛАЯ ПРОЗА | Добавил: sprkrim (04.02.2022)
Просмотров: 110
Всего комментариев: 0
avatar