ШУХАНКОВ Андрей Владимирович (г. Новополоцк, Витебской обл., Беларусь)

Андрей ШУХАНКОВ (г. Новополоцк, Витебской обл., Беларусь)

Номинация «Поэзия»

Подноминация «Любовь»

 

Чай с ароматом виски

                                               Chivas Regal –шотландский виски 12-летней

                                               выдержки (тот виски, о котором повествуется)

 

В чай наливает Чивас женщина из столицы.

В чай наливают Чивас. Чай изменяет лица.

Чай измеряет взглядом будущего объёмы:

женщина будет рядом с кем-то едва знакомым.

 

Строгий осенний ветер нежно деревья рубит,

и мимолётный Вертер женщину страстно губит.

Женщине то не внове. Женщина понимает.

Чивас в своём алькове мальчику подливает.

 

Чай изменяет форму. Вертер роняет фразу.

Чивас не знает норму. Женщина входит в фазу

и изменённым взором смотрит вокруг столицы.

Чивас вползает вором и изменяет лица.

 

Лица. Листва. Круженье. Музыка. Стон. Октава…

Словно самосожженье или же переправа

на островок, где Чивас воссоздаёт былое,

купленное на вырост старым седым Лукойе.

 

Вертер роняет фразу. Фраза скользит по глади:

– Коль до сих пор ни разу, то, бля, чего же ради?..

Мальчику сложно падать. Женщине просто слышать

на перекрёстке ада с ветхозаветной крышей.

 

Соизмерима форма двух равновесий тела.

Свыкнется с формой норма. Женщина глянет смело

на изменённый страстью жест. Умирает Вертер –

слишком придушен властью нового мира. Ветер

 

треплет волос извивы. Женщина тихо плачет.

Будущего мотивы будут звучать иначе,

проще, взрослей, бестактней. – Что ж ты наделал, Чивас?

Стали слова компактней, поданные на вынос…

Женщина помнит много. Женщина не ребёнок

маленький, босоного вылезший из пелёнок.

Мальчик надменно курит, чувствуя превосходство.

Вечер закат лазурит. Девственность чтит сиротство.

 

Странное танго прочит их ни себе ни людям.

Кто из них мироточит, вглядываться не будем.

Будем считать седины – вехи побед грядущих.

Мальчик – лишь тень мужчины, только уже из пьющих

 

чай с ароматом виски и с ароматом страсти.

Все оправдались риски. Все разомкнулись пасти,

предвосхищая эхо в горном ущелье тела.

Мальчику не до смеха. Женщина так хотела.

 

Стынут созвездья в луже. Скоро придут морозы.

Чивас уже не нужен. В ритме осенней прозы

взгляд обретает право на новизну взросленья.

Женщина – переправа в новые поколенья,

 

что застывают камнем в древнем саду желаний.

Все мы безвестно канем… Вальсом очарований

кружит листва спокойно. Чивас сменил пластинку.

Женщина непристойно смотрит на половинку:

 

Вертер зарос щетиной и огрубел во взгляде.

Прошлое паутиной стёрто с полей тетради.

Сказки не получилось… Нежность подрастерялась.

Чай заменён на Чивас. К сердцу рука прижалась.

 

Шорох. Скамейка. Листья.

                Воздух, на вздох похожий.

                           Губы. Улыбка лисья.

                                      В сонной дали прохожий…

 

Лолита…

 

Ночь выпускает крыло. Над землей

млечная вечность разлита.

Месяц беспечной бредет колеей…

                      – Аве, Лолита!

Где-то безгромного всполоха свет

тайны сновидцев очертит.

– Сколько тебе безрассудочных лет

                       выдано смертью?

Сколько усталости и колдовства

взгляду даровано с детства?

Кто разжигает огонь естества?

                     – Аве, Кокетство!

Тонкая грань между небом и не-

видимым отблеском ада.

Пляшет плясунья в игристом вине

                      прихотью стада.

Белых запястий коснется слегка

древняя сажа злословья

из-за того, что девичья рука – 

                      словно бы вдовья…

Жадною птицей в морозную стынь

бросится вдребезги, звонко…

А на губах мироточит полынь:  

                    – Аве, девчонка!

Категория: ПОЭЗИЯ | Добавил: sprkrim (19.04.2022)
Просмотров: 94
Всего комментариев: 0
avatar